Rambler's Top100
Реклама в Интернет
РАЗДЕЛЫ
ПОИСК

На сайте:
На Куличках:





магнитофоны магнитофоны бытовые
В Стамбуле всё спокойно
июль 2008

Именем Ататюрка
Интерес к Турции возник у меня ещё в начале 90-х. Это было время, когда только, что развалился Советский Союз, и бывшие республики, в одночасье ставшие независимыми, вели усиленный поиск новых внешнеполитических ориентиров. И для Средней Азии, Турция, действительно, подходила в качестве примера для подражания лучше всех остальных. Страна достаточно успешная, родственная по языку и менталитету, мусульманская, но светская, чем не пример?

Ташкент в те годы был буквально наводнён "лицами турецкой национальности", везде открывались узбекско-турецкие совместные предприятия, турецкие лицеи, чуть ли не из каждого окна звучали турецкие песни, транслировались программы турецкого телевидения, а одна из центральных улиц Ташкента из улицы Кирова превратилась в улицу Ататюрка. Многие ринулись в шоп-туры за турецкими товарами, а те, кто побогаче начал осваивать турецкие курорты.

С тех пор прошло много времени, я успел побывать в разных странах мира, но до берега турецкого, в отличие от многих, так и не доплыл. И вот, наконец, пришло и моё время. Поскольку, я не любитель курортов, мне интересны большие города с богатым историческим прошлым, вопрос, куда именно ехать не возник. Куда? Конечно, в Стамбул, куда же ещё?

***

И вот я в Стамбуле, в отеле, на проспекте Мустафы Кемаля, того самого Ататюрка.

Первые три дня прошли просто фантастически, однако, данная глава ни в коем случае не может служить практическим руководством для тех, кто желает посетить Стамбул. Это выражение чувств, которые совершенно неожиданно нахлынули на меня в первые дни, что случается со мной крайне редко. А чувства всегда иррациональны и потому, увы, часто далеки от реальности. Тем не менее, без их описания рассказ о путешествии в этот поистине великий город будет неполным.

Итак, Стамбул, каким он предстал моему взору?

Начну с трамвайчика. Без трамвайчика и его сигнала, разгоняющего толпы людей, шагающих прямо по рельсам представить Стамбул невозможно. Людей здесь так много, что они давно уже не помещаются в пешеходных зонах, а потому иногда вынуждены ходить по трамвайным путям. Люди, они приветливы и гостеприимны, а если при встрече с ними пусть и с горем пополам вы щегольнёте знаниями турецкого, они будут рады вам как дети. Для тех, кто хоть немного владеет каким-нибудь тюркским языком, турецкий не очень сложен, но говорить на нём нужно исключительно, размахивая при этом руками или активно жестикулируя, иначе, это будет не турецкий язык, и вас не поймут. Ключевое слово в турецком языке, слово Bu (бу - это). Bu muze mi? (бу мюзе ми, это музей), Bu dukkan mi?, (бу дюккан ми, это магазин), Bu cai mi? (бу чай ми, это чай). Я понял это, после того, как в одном дюккане за вопрос бу чай ми, этим же чаем меня и угостили, совершенно бесплатно. Чай, особенно яблочный, elma cai, элма чай, можно смело назвать одной из достопримечательностей города, без него, также, как и без трамвайчика, представить Стамбул невозможно. Чай обычно подают в маленьких стеклянных стаканчиках без ручки, поэтому, хватаясь, сразу обжигаешься, но в этом и есть его неповторимая прелесть.

Продавцы, на удивление, не назойливы. Конечно, это Восток, каждый расхваливает свой товар, активно предлагает купить, но не хочешь, как хочешь, в нос никто ничего не суёт. Тебя не интересует наш товар? Ну, и Аллах с тобой, иди, куда шёл.

Продают здесь, наверное, всё, что только можно продать. Особенно запоминаются мальчишки, торгующие холодной водой, их крики Soguk su! Soguk su! слышны повсюду и продавцы водоплавающих человечков, почему-то напомнившие мне генерала Чарноту из булгаковского "Бега", помните:
- Не бьётся, не ломается, а только кувыркается! Купите красного комиссара для увеселенья ваших детишек-ангелочков!

Ах, город! Каких я только городов не перевидал, но такого…

Небо Стамбула, кажется, ещё немного и оно будет проткнуто насквозь островерхими минаретами. Пять раз в день над городом разносятся крики муэдзинов, призывающие правоверных на молитву. Кажется, что они соревнуется друг с другом, кто кого перекричит, и больше соберёт людей. Мечети в Стамбуле на каждом шагу, они заполнены до отказа, хотя не все правоверные откликаются на призывы муэдзинов. И ведут себя и одеваются правоверные, особенно женщины, так, как им заблагорассудится. Это, пожалуй, главное наследие великого Ататюрка, ислам в этой стране, это религия, а не политическая идеология.

Стамбул – это поэзия, это песня, турецкая песня, других здесь не слышно, да, и они просто не слушаются. Особенное магнетическое воздействие оказывают турецкие песни в исполнении женщин. О, сколько страсти в этом голосе! Так может петь только она, освобождённая от оков шариата женщина Востока.

Однако, я замечтался.
- Bu Sultanahmet Meydanimi? (это площадь Султанахмет)

***

Площадь Султанахмет – пожалуй, главное, зачем стоит посетить Стамбул. Именно здесь расположены два чуда Стамбула, да, и не только Стамбула: мечеть Султана Ахмета, чаще её называют Голубой мечетью и Софийский собор, Айя-София.

Голубая мечеть – единственная мечеть в мире имеющая шесть минаретов. По существующей легенде, когда султан Ахмет давал архитектору инструкции по поводу строительства минаретов, тому вместо слова "алтын", "золото", послышалось слово "алты", "шесть". Переспросить султана архитектор не рискнул, и на свет появилась мечеть с шестью минаретами. Неофициальное название Голубая, мечеть получила благодаря огромному количеству декораций голубого цвета. Внутри мечети и правда создаётся впечатление, будто опускаешься под воду, всё окрашено в голубой цвет. Голубая мечеть, безусловно, чудо архитектуры и к какой бы вере человек не принадлежал, даже, если он атеист, надо быть абсолютно холодным и бесчувственным, чтобы не восхититься этим строением. Внутри мечети лучше всего просто сесть на коврик, и думать о вечном, не отвлекаясь ни на что другое.

Вход в Голубую мечеть, как и во все остальные мечети в Турции свободен для любого, только на время молитвы он закрыт для немусульман. А на выходе можно сделать пожертвование, и, забавная деталь, вам выдадут чек ровно на ту сумму, на которую вы сделали пожертвование. Типа у нас всё по-честному, без обмана, ничего в карман себе не кладём, даже чек можем выдать.

Выйдя из мечети, сразу попадаешь в другое чудо - Софийский собор.

На протяжении более чем 1000 лет этот собор являлся крупнейшим в мире христианским храмом вплоть до 1453 года, до взятия Константинополя турками. В том роковом году вместе с историей Собора закончилась и история Константинополя, и началась история Стамбула. Завоеватели превратили Софийский собор в мечеть, первую молитву в ней прочитал сам султан, к храму были пристроены минареты, а фрески и мозаики замазаны штукатуркой. А в 1935 году в соответствие с декретом Ататюрка Собор стал музеем, и с фресок и мозаик штукатурка была счищена.

Надо сказать, что минареты Святой Софии совсем не идут и лично для меня это замечательное строение всегда останется христианским храмом, а не мечетью. И гуляя по храму, глядя на фрески, я чувствовал, что прикасаюсь к истории Константинополя, но никак не Стамбула.

Вот так и стоят эти два чуда, глядя друг на друга, великая мусульманская мечеть и великий христианский собор, Стамбул и Константинополь, Восток и Запад, кто сказал, что им никогда не сойтись?

Здорово!!! Давно надо было сюда приехать! – думал я, возвращаясь в гостиницу с площади Султанахмет. Интересно, и главное, спокойно-то как! Очень спокойно! Чересчур спокойно. Подозрительно спокойно.

Тема Мустафы
Вот, так всегда бывает в моей жизни, стоит появиться хорошему романтическому настроению, и жизнь обязательно как-нибудь треснет меня по голове. Так, для порядка, для равновесия, чтобы не забывал, в каком мире живёшь.

Всё началось на третий день, в среду. Я заказал экскурсию во дворец Топкапы и мечеть Сулеймана, однако, мечеть Сулеймана оказалась закрытой на ремонт и вместо этого нашу группу повезли в мечеть Рустам-паши.

Это была далеко не первая, и я бы даже сказал, вполне привычная пакость со стороны моих давних врагов ремонтников. В прошлом году из-за них я не попал в Мавзолей Мао Цзэдуна, так и не исполнив свою давнюю мечту, увидеть в гробу Великого Кормчего. По их же милости я не попал и в Зал Совершенной Гармонии в Запретном городе, в котором короновались китайские императоры. Но, в тот день, узнав об очередной пакости ремонтников, я даже не мог себе представить, к каким последствиям приведёт это обстоятельство.

Дворец Топкапы не произвёл на меня сногсшибательного впечатления, от дворца я ожидал большего, а о мечети Рустам-паши и вовсе сказать нечего. Мечеть, как мечеть, только с одним минаретом, и всё. Вечером того же дня вернувшись в отель, я включил телевизор и узнал о нападении террористов на американское консульство в Стамбуле, в результате которого погибли трое полицейских. Да, а в Стамбуле-то совсем неспокойно, первый раз подумал я тогда.

На следующий день, в четверг, я самостоятельно решил найти мечеть Сулеймана, всё же один из символов Стамбула, да, и от гостиницы недалеко. Двигаясь по проспекту Тургута Озала, я дошёл до мечети Баязида и строго по карте свернул влево к мечети Сулеймана. "У волшебника Сулеймана всё по-честному, без обмана, всё по-честному, без обмана у волшебника Сулеймана", звучал в голове мотивчик из какого-то старого советского фильма-сказки.
- Здорово, брат, - на плечо упала чья-то тяжёлая рука.

Я оглянулся, поверх чёрных очков на меня смотрел незнакомый смуглый человек в чёрном костюме и белой рубашке. Так, на русского я не похож, но раз он меня как-то вычислил, валять дурачка типа I do not understand you уже поздно, быстро сообразил я.
- Здравствуйте, - максимально спокойно и дружелюбно ответил я.
- Ты откуда, брат?
- Из Узбекистана.
- А мы из Азербайджана, - как из-под земли выросли ещё пятеро в таких же чёрных костюмах и белых рубашках.

Да, чёрные костюмы в тридцатиградусную жару, that is the style, man! (это стиль, брат), вспомнился Аль Пачино из "Лица со шрамом". В голове неумолимо зазвучала "Основная тема" из "Бригады", сколько я пересмотрел всех этих гангстерских фильмов, начиная с "Крёстного отца", неужели я с ними встретился?
- Разговор есть к тебе, брат, - продолжил один из них.
- Честно говоря, я сейчас тороплюсь… - сделал я безнадёжную попытку.
- А ты брат, не торопись, ты успокойся, не нервничай. Мы – бандиты, брат. Это наша территория, полиция в курсе, так что давай, будем разговаривать.

Ровный тон гангстера и вправду меня успокоил. Он – прав, что мне нервничать? Что у меня есть? 100 баксов, немного лир, фотоаппарат, дешёвый мобильник, разве, что перстень будет жаль, золотой всё же. Да, и что я могу сделать? Ничего. Абсолютно ничего. Печально, но факт.
- Хорошо, давайте, поговорим, - вежливо ответил я.
- Ты бизнесмен?
- Нет, турист.
- 20 000 баксов есть при себе?
- Да, вы, что, ребята, у меня дома таких денег нет.
- Ну, штука хотя бы?
- И штуки нет, 100 баксов, немного лир.
- Ладно, вон, "старший" идёт, с ним поговори, объясни всё, - гангстеры явно теряли ко мне интерес.

Подошёл "старший". "Саша Белый", подумал я.
- Это нищий турист из Узбекистана, говорит у него больше 100 баксов нет, - ввели "старшего" в курс дела бандиты.
- Что даже штуки нет? – "Саша Белый" не скрывал своего удивления.
- Даже штуки нет, 100 баксов, немного лир, - повторил я.
- Покажи.

Я предъявил свою жалкую наличность. "Старший" вздохнул и снисходительно посмотрел на меня.
- Ты зачем сюда приехал, брат?
- Стамбул посмотреть, Айя-Софию, Голубую мечеть, вот, мечеть Сулеймана ищу, - и я состроил максимально романтическую физиономию.

Гангстер смотрел на меня, как на умалишённого.
- Тебя как звать, турист?
- Вадим.
- А меня Мустафа, - и он неожиданно протянул мне руку.
- Очень приятно, - протянул я свою в ответ.
- Слушай сюда, Вадим. Мы туристов не трогаем, мы работаем с бизнесменами, да и я вижу, взять с тебя нечего. Но здесь есть пацаны, которые работают по беспределу, они бы у тебя и это отобрали. А у нас всё по-честному, брат, всё по понятиям. Так, что, ты, Вадим, ничего не бойся, в Стамбуле всё спокойно. А если, кто где тормознёт, скажи, Мустафа разрешил гулять везде и ничего не платить. Понял, брат? - Понял.
- Ну, бывай, Вадим!
- Спасибо, рад был пообщаться, а где мечеть-то?
- Какая мечеть?
- Сулеймана.
- Да вон она - прямо, потом налево.

Ничего не соображая, тупо, как робот я дошёл до злополучной мечети и вошёл во двор. Да, Сулейман.… Это ведь расцвет Османской империи, где-то здесь должна быть его гробница и гробница его жены, султанши Роксоланы. Стоп! Какой к чертям собачьим, Сулейман! Какая Роксалана, твою мать! Ты, что спятил, романтик хренов? А ну-ка, чеши отсюда быстрее, Сулейман!

Шок прошёл, ударила дрожь, я пулей вылетел из мечети, какими-то узкими двориками дошёл до проспекта Тургута Озала, и через 5 минут оказался на своём родном проспекте Ататюрка.

***

- Так, так, так, будем звонить в полицию, - Бахадыр снял трубку.

Бахадыр, это генеральный директор принимающей турфирмы, мой бывший соотечественник, турок-месхетинец, бежал сюда в конце 80-х из Ферганы. Очень хороший и душевный человек, любит Стамбул. "Стамбул, Вадим, это очень динамичный город", вспомнились мне его слова, сказанные в день прилёта. Да, уж, действительно, динамичный, с этим не поспоришь.
- Бахадыр, давайте, не надо полиции. Мне ещё здесь жить несколько дней, и я никогда не поверю, что в чужой стране могут, вот, так, спокойно разгуливать бандиты, и полиция при этом будет не в курсе.
- Ну, как скажешь, Вадим, - развёл руками Бахадыр. Да, ты успокойся. Всё в жизни бывает, вот, кофе выпей, покури, расслабься.
- Должен сказать, что этот случай из ряда вон выходящий, - непринуждённо продолжал Бахадыр. Всего второй раз за последний год такое происшествие. В прошлый раз около твоей гостиницы тормознули пару из Латвии. Чеченцы.

Я чуть не поперхнулся. Ну, спасибо, тебе мил человек, успокоил, ничего не скажешь. Тут ещё и чеченцы водятся и прямо около моей гостиницы.

О, Стамбул, о, великий город, как много разных лиц у тебя!

Босфор
Да, ну и происшествие, прям "Али-баба и сорок разбойников", четвёртый день, а у меня уже связи в преступном мире, мрачно думал я. Нет, ну, как всё-таки азербайджанцы похожи на турок! Теперь в каждом прохожем мне чудятся люди Мустафы. Хотя, причём тут Мустафа? С Мустафой мы уже кореша, таинственные пацаны, работающие по беспределу, вот, кого надо опасаться. И чеченцы. Да, чеченцы. Никогда в жизни не видел ни одного чеченца, только по телевизору, но почему-то мне кажется, что это ещё хуже, чем азербайджанцы. Нет, ну, так нельзя, в самом деле, это уже паранойя, надо как-то расслабиться, забыться. Жизнь прекрасна, в конце концов. Так, что у нас следующее по программе? Шоу "Турецкая ночь".

Шоу "Турецкая ночь" в ресторане Orient House оказалось очень интересным и зажигательным, турецкая ночь понравилась мне гораздо больше, чем арабская в Эмиратах два года назад. Перед началом представления, всех спрашивали, кто, откуда приехал, после чего ставили на каждый столик соответствующие государственные флаги, я за отдельную плату сфотографировался в одеянии султана. Сама программа была очень насыщенной, тут и турецкие национальные танцы, и крутящийся в экстазе дервиш в белом одеянии и высоком тюрбане, танцы живота, в общем, всё было здорово, всё отлично, но в своё прежнее состояние духа я, увы, не вернулся. Не то всё это, думал я, нужно чтобы произошло что-нибудь такое, что-то символическое, доброе, какой-нибудь пустячок, мелочь, чтобы я почувствовал, город вновь повернулся ко мне прежним лицом.

***

"Никогда я не был на Босфорe", так словами Есенина я мог сказать о себе ещё совсем недавно. И вот, пробел устранён.

Круиз по Босфору, стал, пожалуй, самым ярким событием во всей экскурсионной программе, которую я заказал в Стамбуле, а Босфор третьим стамбульским чудом, после Голубой мечети и Айя-Софии.

Сначала transfer buses собрали всех туристов и повезли к месту сбора у Галатского моста. Сама дорога оказалась весьма живописной. С одной стороны Мраморное море, с другой сохранившиеся древние стены Константинополя, которые так и не уберегли город от захвата турками. У Галатского моста, мы пересели на паром, который как-то сразу очень лихо двинулся с места, что напомнило мне недоброй памяти позапрошлогоднее джип-сафари в Эмиратах, но потом, всё нормализовалось, и мы с ветерком поплыли по Босфору.

Любопытно, но круиз по Босфору даёт даже более ясное представление об истории этого города, чем любая другая экскурсия, которую я заказывал.

Именно на Босфоре, глядя одновременно и на Азию и на Европу, понимаешь, насколько стратегически важное это место. Не дураки всё же были греки, основавшие город. Хотя место не только выгодное, но и опасное, кто ж не захочет завладеть таким лакомым кусочком, "прибить щит к вратам Царьграда"? Его пытались подчинить персы, греки грызлись за него между собой. При Византии Константинополь стал Вторым Римом, достигнув пика своего могущества, но и оно оказалось не вечным. Турки взяли его в 15 веке, а с 19 века контроль над проливами Босфор и Дарданеллы стал одним из главных вопросов международной политики. Во время Первой мировой войны от Османской империи, этого "больного человека Европы" почти ничего не осталось, Стамбул был оккупирован англичанами, французами и греками и казалось, что и турецкий период закончится так же, как и византийский, однако, и тут, как не вспомнить великого Ататюрка? Именно под его руководством турки освободили Стамбул и отстояли само государство, провозгласив на обломках прогнившего султаната, новую Турецкую Республику. Турки так долго и упорно сначала добивались этого города, а потом так же долго и упорно его отстаивали, что думаю, вполне заслужили то, что красный турецкий флаг сегодня реет на обоих берегах Босфора, как в Европе, так и в Азии.

Гид читала лекцию об истории Босфора, но туристы её почти не слушали, наслаждаясь видами обеих частей города. Наиболее красиво, на мой взгляд, выглядят Ататюркский мост и крепость Румелихисар. И конечно, все фотографировались.

Да, а у меня с фотографированием в этот раз большие проблемы. Дело в том, что когда я где-то бываю туристом, то фотографирую сам, и конечно, хочу запечатлеть себя на каком-то фоне, как, наверное, и любой другой человек. Поэтому, приходиться просить сделать это кого-то из группы. Ясно, что не всегда фото получаются такими, какими ты хочешь их видеть, а просить людей фотографировать заново неудобно, они ведь тоже фотографируются для себя. Но в этот раз мне попадались такие фотографы, что просто один лучше другого. Надо просто умудриться, так бездарно фотографировать, сколько снимков запороли. На пароме я подружился с одним турком, который ни слова не понимал по-английски и непонятно, как оказался в англоязычной группе. А я знал кое-что по-турецки, в общем, мы разговорились. Я попросил турка сфотографировать себя на фоне азиатского берега. Тот улыбнулся, взял фотоаппарат и пару раз меня щёлкнул.
- Guzel mi? (Здорово) – спросил он меня, возвращая фотик.

Я взглянул на фото и чуть не свалился в Босфор. Ну, как тебе сказать, брат, гюзел-то, конечно оно гюзел, я бы даже сказал супергюзел, единственная проблема… На фото я был запечатлён на фоне азиатского берега… Без головы.

***

После круиза прежде, чем развезти туристов по гостиницам, была сделана последняя остановка у Египетского базара. Базары я терпеть не могу везде, мне их хватает в Ташкенте, но раз остановились, посмотрим для разнообразия. Мой друг горе-фотограф увязался за мной. Египетский базар очень большой, покупать я ничего не собирался, турок вроде тоже, что же делать? Надо хоть о чём-то поговорить, неудобно всё время молчать.

Чёрт, как по-турецки будет, откуда Вы? Попробую по-узбекски:
- Сиз каерданмисиз?

Турок улыбнулся. Ясно, номер не прошёл, ни черта он не понял. О, идея, скажу наугад какой-нибудь турецкий город, если угадаю, он скажет evet, да, не угадаю, скажет, откуда он на самом деле. - Сиз Анталияданмисиз?
- Evet, evet, - радостно закачал головой турок, Antalya, Antalya. Надо же, угадал с первого раза. Однако, развить тему не получится, словарный запас бедноват, поговорим о чём-нибудь другом.

- Узбекча - пичок (нож), туркча – пичак, начал я сравнительный анализ двух тюркских языков. Узбекча – кун (день), туркча – гюн. Куз – гоз, олти – алти, оз – аз. Турок восхищённо качал головой в знак согласия и вдруг быстро что-то затараторил в ответ. Чёрт, как по-турецки будет "я не понимаю"? Анмаламадим, алнамадим, тьфу – ты, лучше буду говорить evet.
- Evet, evet, evet, - качал я головой.
- Bir dakika (минутку), - турок остановился, зашёл в ближайшую лавку, вышел оттуда с каким-то пакетом и вручил его мне.

Я даже не сразу понял, что это подарок. Что, мне? Да, ты что, брат, зачем? Не стою я этого вовсе, кто я такой, чтобы делать мне подарки? Да, ты и не знаешь меня совсем. За что? За то, что я знаю пару турецких слов? Мне стало стыдно за то, что совсем недавно я мысленно материл его за свои безголовые фотографии. На меня смотрели искренние, добрые и улыбающиеся глаза, он вытащил из пакета майку и радостно показал её мне. Майка была великолепной, сшита, как на меня, белого цвета с надписью Istanbul, Turkiye, на ней Голубая мечеть, Ататюркский мост, стаканчик чая, Босфор.…

На меня смотрел Стамбул, великий город, он снова повернулся ко мне своим добрым лицом.

Тема прощания с городом
Майка оказалась не просто великолепной, но и как нельзя, кстати. Та жёлтая с китайским драконом, в которой меня остановили гангстеры, уже нуждалась в стирке, а другую одевать совсем не хотелось. Эту майку я выиграл на сайте www.tours.ru за рассказ "Путь Дракона" о путешествии в Китай. Очень ценная вещь, но после случая с Мустафой расхаживать в майке с надписями на русском языке мне как-то не очень хотелось. А тут Istanbul, Turkiye, кто такой, из какого царства государства непонятно.

Впрочем, последние два дня прошли не так насыщенно, как предыдущие. К сожалению. А может быть, и к счастью, это с какой стороны посмотреть. Последняя экскурсия была во дворец Долмабахче, последний дворец султанов перед падением Османской империи. Долмабахче так же, как и Топкапы не произвёл на меня сильного впечатления, хотя всё же понравился больше. Из-за роскошного стиля барокко, из-за живописного расположения прямо у подножия Босфора. Долмабахче не только последний дворец, в котором жили султаны, здесь также провёл последние годы своей жизни Ататюрк.

Сама экскурсия, однако, была организована крайне неудачно. Во-первых, группа была просто очень большой, и всем трудно было расслышать, что говорил гид. Во-вторых, во дворце было полно других групп, и гиды словно соревновались, кто кого перекричит. Всё было как-то скомкано, а гида это обстоятельство, похоже, нисколько не интересовало. А так красивый дворец, но не более. Запомнился обратный путь, проезд на двухэтажном автобусе по Ататюркскому мосту. Я сидел на втором этаже, дух настолько захватывало, что было ощущение, будто летишь на ковре-самолёте, а не едешь на автобусе.

В последний день я, как правило, никогда ничего не заказываю, люблю просто гулять по городу и прощаться. Так и здесь, я гулял и прощаться. Дошёл до площади Султанахмет, ещё раз полюбовался на Голубую мечеть и Айя-Софию, прошёлся по Бульвару Ататюрка до акведука, построенного императором Валенсом. Это ещё один кусочек старого Константинополя. Акведук находится на возвышенности, свысока открывается замечательный вид на город, как будто он падает перед ногами. Я прошёл через акведук и бросил недобрый взгляд налево на злополучную мечеть Сулеймана. Фотографировать её не хотелось, прости, Сулейман, ничего личного, в памяти моей ты уже остался, обойдёмся без фотографий. Дошёл до бухты Золотой Рог, там, где мост Ункапаны и вернувшись в отель последний раз насладился яблочным чаем.

Вот, и всё, путешествие подошло к концу. Что сказать на прощание?

Турецкий путь и в самом деле, впечатляет и может служить хорошим примером для многих мусульманских стран. Страна светская и в меру свободная. Армия ещё со времён Ататюрка пресекает любые поползновения вернуть страну к нормам шариата, а с другой стороны, представить здесь какой-нибудь гей-парад тоже невозможно. Мне, правда, трудно понять, зачем турки стремятся в Евросоюз. Во-первых, всё равно никто их туда не пустит. Во-вторых, став частью Евросоюза, Турция может и станет богаче, но потеряет своё неповторимое лицо, неазиатское и неевропейское. Туркам придётся бороться за права голубых и лесбиянок, а это конец Турции, как мусульманского государства, хоть и светского. Придётся бороться за права нацменьшинств и дать, к примеру, автономию курдам, а это конец Турции, как государства. Не понятно, зачем это нужно, Турция и так вполне успешная страна.

И всё же, да, простит меня великий город, но фальшивить я не могу. Неприятный осадок от поездки всё же остался. Людей Мустафы я видел в городе ещё два раза, и чувствуют себя они, здесь, судя по всему, весьма вольготно. Понаблюдав за городом более внимательными глазами, я понял "Мустафы" здесь повсюду. Нормальные люди в любом большом городе, всегда куда-то торопятся, и если человек шляется туда сюда без дела, это уже должно внушать подозрения. Первый раз я понял это, побывав в Париже. В Стамбуле же шляющихся без дела людей хватает. Наблюдал за ними прямо из окна гостиницы. Видел, как пристают к женщинам славянской внешности. Не знаю, кто эти люди азербайджанцы или чеченцы, ещё здесь, как огня боятся курдов, скажу лишь одно. Как-то туркам всё же надо более плотно заниматься своими "братьями". Туризм одна из ведущих сфер турецкой экономики, а безопасность для туриста превыше всего. И если так пойдёт и дальше, сюда просто никто не будет приезжать. Ведь, у туриста есть выбор, куда поехать. Во всяком случае, со мной ничего подобного не случалось ни в Эмиратах, ни в Китае.

Но такова участь путешественника, любое путешествие всегда таит в себе опасность. Сидеть дома и никуда не выходить гораздо безопаснее.

А Стамбул всё же великий город, и побывать в нем, безусловно, стоит. Он просто очень большой, огромный, так много разных лиц у него, не Европа и не Азия, не Запад и не Восток. Пусть всегда он будет таким и пусть всегда каждому, кто сюда приедет, он поворачивается лишь доброй своей стороной, чтобы каждый путешественник без всякой иронии мог сказать: "В Стамбуле всё спокойно!"

Вадим
25/07/2008 21:09

источник travel.ru

Если у вас есть что сказать, скажите !!!
Адрес для писем : tormany@rambler.ru